17:39 

и вот снова я...

хм... что-то опять я. ну да ладно, в общем, как и обещал. не слэш.

Название: Год из жизни
Автор: alchemine
Перевод: misterBee
Рейтинг: PG
Предупреждение: нет


Весна – сезон свадеб, и Брюс везде нарасхват, независимо от того, чем - амбициями или алчностью, или даже, как некоторые невесты, - желанием указать ему чего он лишился - руководствовались при приглашении. Он всегда является со светским опозданием, не спеша идёт по идеально подстриженным лужайкам и успевает как раз к поцелуям и шампанскому.

"Мой девиз – пропускать все скучные места",- говорит он и все вокруг смеются.

Во время торжественной части всюду носятся наперегонки дети приглашённых гостей, переполненные возбуждением и сладостями, а хорошенькие женщины в платьях пастельных тонов и жемчугах украдкой придвигаются к нему поближе, улыбаясь слишком ярко и разговаривая слишком быстро. Брюс Уэйн, знатный улов. Одна из них неловко спотыкается и проливает свой коктейль ему на пиджак, и он улыбается, позволяя ей промокнуть себя салфеткой, прекрасно зная, что всё это лишь предлог, повод для того, чтобы подобраться к нему; прикоснуться; произвести впечатление. Наверное, думает он, ему следует пригласить её к себе на ночь. Нужно ведь оправдывать репутацию.

Он наклоняется и шепчет ей на ухо. "Не знаю, как ты, а у меня всегда изжога от свадебных церемоний. Что скажешь, если мы поедем проветриться? Я на одном из моих новых авто."

"Одном из..?"

"Ну, знаешь, как оно бывает, когда тебе что-то приглянется ... просто необходимо заполучить это в нескольких оттенках."

Они уходят вместе под сизым апрельским небом, она немного навеселе и держится за его руку, он трезв, но не подаёт вида. Он не обидит ее; никогда не желал зла таким, как она. Золотоискательство едва ли достойно похвалы, но всё же не является преступлением.

Когда они добираются до машины, с неба начинают срываться холодные капли, они барабанят по его голове и плечам и темнят гравийные дорожки. Он думает о том, как звучит дождь, когда на нём надета маска: энергичная, тугая дробь, заполняющая его уши и отделяющая его от остального мира, и в ту же минуту ему вдруг нестерпимо хочется вернуться в костюм, безликий, не вынуждающий притворяться кем-то или чем-то. Эта мысль останавливает его на полушаге, он замирает перед автомобилем с ключами в руке.

"Брюс, дождь идёт."

"Я знаю",- говорит он отвлечённо. "На улицах будет мокро".

"Что? Ты же не боишься ездить под дождём, правда?"

Её насмешливый голос возвращает его к реальности, и он смеётся, открывает дверцу и садится за руль. "Вряд ли. Хочешь увидеть, сколько из неё можно выжать?"

"Конечно!"

"Тогда лучше держись",- говорит он.

~~~

Когда наступает лето, он играет в теннис, в гольф, в крикет, носит белое, редко ходит на работу. Ему нужен отпуск.

В начале августа он сообщает всем, кого знает, что собирается на месяц в Сен-Тропе, но не едет вовсе. Вместо этого он с головой уходит в Готэм; жаркий, липкий, угрюмый, грешный Готэм, город, жители которого напиваются как у парадного входа, так и у пожарного выхода, потеют и крадут, и дерутся, и убивают под далёкий вой сирен. Он все глубже погружается в Готэм, а Альфред перенаправляет его звонки, приглядывает за домом и гарантирует, что нужным людям будут приходить открытки с настоящими французскими марками через соответствующие промежутки времени. Облегчение от полного подчинения своей одержимости почти невозможно вынести.

Одним утром за завтраком он листает газету и вдруг видит своё собственное лицо, улыбающееся ему со страниц раздела о светской жизни, с подписью Брюс Уэйн расслабляется на Средиземноморском побережье. На заднем плане фотографии – залитый солнцем пляж. Мастер, которого Альфред нанял для этой композиции, даже добавил ненавязчивый загар на его открытые лицо и руки.

"Похоже, я неплохо провожу время, мм.., Альфред?"

Альфред издаёт небольшой хмыкающий звук и ловко забирает у Брюса кофейную чашку, сметает крошки со свежей белой скатерти.

"А Вы как думаете, Мастер Брюс?"

Брюс берёт ещё один тост из корзинки и задумывается.

"Да",- говорит он. "Неплохо".

~~~

Вот и осень, и год на исходе, он увядает быстро, как листья, сваленные огромными кучами по всему университетскому городку. Они шуршат под его туфлями, когда они с ректором пересекают территорию кампуса, петляя, чтобы уступить дорогу группке студентов, играющих в футбол.

"Приношу свои глубочайшие извинения за то, что не смог приготовиться лучше к вашему визиту, мистер Уэйн". У ректора старая закалка в политических играх, но даже он, похоже, слегка сбит с толку неожиданным появлением Брюса Уэйна, бывшего недоучки и теперешнего благодетеля. "Мы ожидали вас на церемонии посвящения следующей весной".

"Если на здании будет стоять моё имя, я хочу быть уверен, что одобряю то, как его построили", - говорит Брюс с невозмутимым видом. Он замечает, не в первый раз, что можно говорить буквально что угодно, если чеки оплачиваются с твоего счёта — факт одновременно грустный и горько любопытный.

Ректор немного неуверенно улыбается и указывает, куда поворачивать дальше, тяжело выдыхая белые облачка в морозный воздух. Брюс наблюдает за ним – уверенный в себе, седовласый, со вкусом одетый, наверняка чей-то любимый дедушка – и прикидывает, как далеко зашёл бы этот человек, или уже зашёл, будь на кону достаточная сумма денег. Солгал бы он? Несомненно. Убил бы? Возможно.

Копни поглубже, и обнаружишь преступника, думает он. Что глухие переулки, что залы заседаний, всё одно.

У всех есть тёмная сторона. У каждого. Даже у меня.

Особенно у меня.

~~~

"Ставьте вон туда, нет, туда", - командует Альфред своим самым официозным тоном работникам службы доставки, которые пытаются втиснуть новогоднюю елку в парадный зал. “С каждым годом они всё скандальней”, - думает Брюс, наблюдая с балкона на втором этаже. Скоро её усеют праздничные шары – в этот раз Альфред думает исполнить всё в красной гамме – и настанет время праздновать, время для роскошного ежегодного приёма, когда все окна запылают яркими огнями и каждый, кто хоть как-то может напроситься на приглашение, постарается втиснуться в список, чтоб затем небрежно обронить:

"Вчера был у Брюса Уэйна на рождественском ужине".

"Что, правда?"

"Да, я каждый год хожу".
Подчёркивая это непринуждённым жестом, чтобы передать, что рассказчик ходит в самых близких друзьях с Брюсом Уэйном, чуть ли не первый номер в его списке быстрого дозвона.

Этим вечером он оденется с иголочки и будет кружить среди гостей, целовать женщин и похлопывать по плечу мужчин, поглощать шампанское, прожигать жизнь. Но когда все разойдутся, тогда, вот тогда-то, когда погаснут огни, начнётся его настоящая жизнь, жизнь, которую он любит и ненавидит, жизнь, занимающая все его мысли в часы бодрствования. Ещё один год начался и подошёл к концу; ещё год этой странной двойной жизни.

Внизу руководитель службы доставки выкрикивает указания, и дерево встаёт во весь рост, шумно распахивая ветки, и густой еловый запах щекочет ему горло. Верхушка останавливается на уровне его глаз; он мог бы перегнуться через перила и дотронуться до неё, если бы захотел.

Пока ель устанавливают и закрепляют, Альфред, тяжело дыша, взбирается по ступеням, чтоб оценить результат с позиции Брюса.

"Господи, какая гигантская", - говорит он, окидывая её критическим взглядом. "Могу поручиться, с каждым годом они становятся всё больше".

"Так и есть", - говорит Брюс. Он смотрит прямо перед собой, чтоб Альфред не видел выражение его лица. "Каждый год. Без конца".

@темы: не слэш, фанфик

Комментарии
2008-10-10 в 21:26 

"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
Красиво, грустно, и жизненно. Хороший фик...

2008-10-11 в 00:32 

Pool of Tears
Супер!
Думаю, что у него действительно такая жизнь, грустная=(

2008-10-11 в 08:43 

очень реалистично, спасибо большое. а мысли теперь какие-то печальные.

2008-10-11 в 11:34 

таис афинская rent boy LittleLotta, спасибо, мне этот рассказ тоже понравился за его грусть и жизненность.

     

[BATMAN SLASH]

главная